Расследования Об издании Контакты
Сегодня:

КАК ОБМАНУЛИ СИРОТ В КОМИ

Выпускники интернатов возвращают свои «миллионы» через суд
(28.10.2004)


Оригинал этого материала
© KOMINAROD.RU

Распечатать статью

В минувшем феврале «МС» рассказывала о сложной ситуации, возникшей в одном из воркутинских интернатов. Напомним, что причиной конфликта между бывшими выпускниками и бывшим же директором интерната Анной Василько стали выданные десять лет назад каждому россиянину приватизационные чеки – «ваучеры». Часть чеков в Коми тогда остались невостребованными, и, согласно постановлению Совмина РК №172 от 25 апреля 1994 года, были переданы воспитанникам республиканских интернатов. В среднем на каждого ребенка пришлось по 20 «ваучеров». Только вот получили их не сами сироты, а их официальные опекуны, в основном - директора интернатов. Какое-то количество «ваучеров» было вложено в фирмы-однодневки и пропало, но на большую часть чеков были куплены акции «Газпрома». Однако вернуть свою «сиротскую долю» ребятам оказалось непросто. Большинство часть выпускников пока так и не смогли добиться возврата своей части «государственного имущества» в акциях. Только двое из 27 выпускников воркутинской специальной (коррекционной) школы-интерната №2 в начале октября через Воркутинский городской суд доказали свое право на владение акциями. Процесс пошел…

Сиротские миллиарды

Всего же в 1994 году приватизационные чеки числом 42 тысяч 142 «ваучера» в Коми получили 2 тысячи 175 сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. За один ваучер можно было приобрести 1.200 акций «Газпрома», «рыночная» цена каждой - 73 рубля. Получается просто астрономическая сумма в 3 миллиарда 691 миллион 639 тысяч рублей!
Получили «ваучеры» руководители 37 интернатов и спецшкол. Эти данные включены в приложение №303-03-05 от 27.04.94 к постановлению Совмина РК №172 – список лиц, наделенных правами государственного попечителя. Сколько конкретно человек из этого списка смогли добровольно расстаться со свалившимся в руки богатством – неизвестно. Директора увольнялись, меняли работу, выпускники, даже не подозревая о том, что они стали миллионерами (цена причитавшегося им пакета акций «тянет» далеко за миллион), разъезжались из интернатов. Многих из них сейчас попросту уже не найти. Да и оформившие акции на себя директора не спешили переоформлять их на законных владельцев, ссылаясь при этом на незнание истинной ценности бумаг или юридическую безграмотность. А кто-то, может быть, просто надеялся получить что-то и для себя.

Мир не без честных людей

Правда, оказались среди них и честные люди, кто, несмотря на кажущуюся сложность процедуры переоформления акций, все-таки решил, вернуть акции нужно сиротам. В числе первых это сделала главный врач сыктывкарского специализированного дома ребенка Галина Викторовна Кузнецова. С 1988 года она возглавляет это сиротское учреждение, где живут и воспитываются до четырех лет брошенные родителями больные дети. В 1994 году, в момент приватизации, под опекой Г.Кузнецовой находилось 52 ребенка от 2 до 4 лет. На каждого из них были получены «ваучеры»: кому-то досталось по 19 чеков, кому-то - по 20. На все были куплены акции «Газпрома». Через два года, в конце 1996 года, ребята стали «выпускаться» из дома ребенка – их усыновляли или переводили в заведения для сирот постарше. Поэтому Галина Викторовна решила, что каждый из них должен получить свое законное «приданное». «Переписать акции на детей, или, вернее, на их новых опекунов, оказалось непросто, - вспоминает она. – Процедура эта не была оговорена в законах, и существовало только два способа сделать это. Я могла или «подарить» их, или «продать». Но, в первом случае новые владельцы – дети и их опекуны - были бы вынуждены заплатить налог, во втором - налог пришлось бы платить мне». Тем не менее, после нескольких поездок в Ухтинский филиал «Газпромбанка» Галине Викторовне удалось добиться того, чтобы с малолетних больных сирот, к тому же законных владельцев акции, не брали налог. Таким образом почти все акции «ушли» вслед за детьми. Семерых ребят перевели в Кочпонский детский дом, 16 – в Эжвинский, одного – в интернат им.Католикова, остальных усыновили. Причем троих малышей взяли в свои семьи иностранцы. По словам Галины Кузнецовой, сложнее всего было разыскать приемные семьи. Поначалу некоторые новые родители не понимали, о чем идет речь, и не хотели заниматься переоформлением акций. Но, узнав о сумме, – сразу приезжали. Лишь пять семей замешкались с оформлением документов, и с 2001 года им пришлось заплатить налоги за «подарок». Любопытно, что три ребенка попали к своим же родителям, которые поначалу отказались от больных детей, а потом все-таки взяли их в семьи. Им акции тоже достались. Все ребята, за которых Галина Викторовна получала акции, пока несовершеннолетние, поэтому ценными бумагами распоряжаются новые опекуны или родители. Кто-то потратил их на лечение детей, кто-то купил ребенку жилье. Но, у большинства деньги пока хранятся в акциях. Иностранцы же, усыновившие трех ребятишек, просто отказались от «приданного» в пользу дома ребенка. Два отказа уже оформлено официально. На вырученные от продажи акции деньги куплены игрушки и одежда для детей. Еще один отказ существует пока только на словах, без официального оформления. На нужды дома ребенка потрачены и акции одного умершего воспитанника. Так Галина Кузнецова делом доказала, что при желании акции можно передать их законным владельцам. Но, видимо, такое желание возникло далеко не у всех руководителей интернатов и спецшкол. Во всяком случае, никто из них к Галине Викторовне не обращался с просьбой поделиться опытом. В качестве «положительного» примера можно вспомнить еще бывшего директора Воркутинской школы-интерната №1 Татьяну Емец, которая сейчас живет в Белгороде. Весной 2003 года она переоформила акции «Газпрома» со своего счета на открытые ею же счета семи выпускников.

«Это не ваше дело!»

На 252 детей-воспитанников Сыктывкарской агрошколы-интерната №1 приватизационные чеки в количестве 4788 штук в 1994 году были получены директором Александром Католиковым, чье имя сейчас носит школа. Сразу же часть приватизационных чеков Александр Александрович продал по номиналу - 10000 рублей (на основании договоров от 20 и 25 мая 1994 года с ИФК «Коми фондовый центр»). Полученные сто три миллиона пятьсот девяносто пять тысяч недоминированных рублей поступили на счет школы-интерната и были распределены между воспитанниками и перечислены на их лицевые счета.
Оставшуюся часть «ваучеров» в количестве 1512 штук 23 мая 1994 года Александр Католиков вложил в акции «Газпрома». Купленные 1.814.400 акций были зачислены на счет депо № 839/0001123 МУ «Сыктывкарская агрошкола-интернат». Ежегодно на акции ОАО «Газпром» начисляются дивиденды, которые поступали на счет агрошколы-интерната. По решению руководства интерната, и без согласия ребят все деньги расходовались на нужды интерната.
Более того, 27 февраля 1997 года по решению руководства агрошколы на основании договора комиссии № С-1 на продажу ценных бумаг между ООО «Форинвест» и МУ «Сыктывкарская агрошкола-интернат им.Католикова» часть акций «Газпрома», находившихся на счете депо учреждения и принадлежавших воспитанникам учреждения, в количестве одного миллиона штук, была продана по цене 1500 недоминированных рублей за штуку. Хотя по данным Ухтинского филиала «Газпромбанка» стоимость одной акции на рынке ценных бумаг на 27 февраля 1997 года составляла 3432 рубля. Таким образом, акции были проданы по заранее невыгодному для их владельцев курсу. Полученные от продажи акций РАО «Газпром» полтора миллиарда недоминированных рублей были в разное время положены на лицевые счета воспитанников школы-интерната. Лицевые счета открывались на всех воспитанников, которые на тот момент находились в школе-интернате. А вот на тех, кто на момент распределения денег уже стали выпускниками, счета не открывались и деньги не перечислялись.
Во всей этой истории закон нарушался трижды. Во-первых, от 252 воспитанников агрошколы-интерната был сокрыт факт существования 814400 акций «Газпрома», которые им принадлежали. Во-вторых, полученные дивиденды расходовались на нужды учреждения, и их получение было сокрыто от воспитанников школы - фактических владельцев акций. И, в третьих, миллион акций «Газпром» проданы в феврале 1997 года по заранее невыгодному для воспитанников курсу и без их согласия. В то же время полученные от продажи акций денежные средства зачислялись на лицевые счета тех воспитанников школы-интерната, которые не имели на них права, поскольку им не выделялись приватизационные чеки. А настоящим владельцам акций, которые на момент распределения были уже выпускниками, деньги не достались.
«Это не ваше дело! – так, по словам выпускников, отреагировали на их вопрос о деньгах в самом интернате. – Не суйтесь. Вы все уже давно получили». Надежда Чаманова и Елена Ибрагимова – двое из тех 252 воспитанников интерната, кто не смог получить свои законные деньги, рассказали мне, что обо всей этой «ваучерной» истории узнали только в этом году. Когда девушки обратились в интернат, там дали понять, что им ничего «не светит». Часть их сотоварищей из списка (им сейчас от 18 до 31 года) уехала из республики, кто-то уже умер, а большинство вообще не подозревают об своих акциях. Ну а те, кто знает, в большинстве своем не верят в возможность их вернуть. «Они не имели права продавать мои акции! – убеждена, ставшая юристом Елена Ибрагимова. – Но мне все-таки хочется узнать, кто живет на мои деньги». Девушки намерены получить свое «приданное» через суд.

Решением суда

Именно так, через суд, смогли недавно доказать свое право на акции двое воспитанников воркутинской специальной (коррекционной) школы-интерната №2. Владимир Коробейников и Светлана Калякова уже давно пытались вернуть свои акции, с которыми покинула интернат бывший директор Анна Василько. Выйдя на пенсию, Анна Петровна, ныне жительница подмосковного Красноармейска, стала владельцем 666 тысяч газпромовских акций, купленных на «ваучеры» 29 сирот. За прошедшие десять лет Анна Василько эти акции вернуть так и не удосужилась, ссылаясь на незнание того, что акции записаны на ее имя. Узнавшие об бумагах ребята всеми путями пытались вернуть свое добро, но «мирным» путем это не получилось. Даже в суде ответчики пытались доказать, что Светлана Калякова не имела право на получение «ваучеров» и на акции, поскольку ее мать не была лишена родительских прав. Тем не менее, суд признал, что и Владимир Коробейников, и Светлана Калякова имеют право на акции, а Анна Василько обязана передать им ценные бумаги, которые будут не лишними в самостоятельной жизни сирот.
За четыре месяца до этого процесса также через суд, доказал свое право на акции выпускник воркутинского «Детского дома-школы» Антон Кувыркин. Его «долей» владела директор этого учебного заведения Ольга Семыкина, получившая в 1994 году за 136 воспитанников 2586 чеков. Получается, что единственной возможностью вернуть то, что принадлежит сиротам по закону, остается судебное решение.

Артур Артеев

Распечатать статью





Rambler's Top100 Яндекс цитирования