Расследования Об издании Контакты
Сегодня:

В ДЕЛЕ ХОЛОДОВА УБИЙЦ НЕ ОБНАРУЖЕНО

(14.03.2005)


Оригинал этого материала
© Газета.Ru

Распечатать статью

Военная коллегия Верховного суда подтвердила оправдательный приговор шестерым десантникам, обвинявшимся в убийстве журналиста «МК» Дмитрия Холодова. Теперь Генпрокуратуре придется заново искать убийц. Впрочем, считают следователи, десантники еще могут оказаться в тюрьме – теперь это зависит от Страсбургского суда.

В понедельник военная коллегия Верховного суда России отклонила ходатайство Генпрокуратуры и родителей корреспондента «Московского комсомольца» Дмитрия Холодова, погибшего в редакции 17 октября 1994 года от взрыва бомбы-ловушки, заложенной в дипломат. Таким образом, оправдательный приговор, вынесенный в июне 2004 года Московским окружным военным судом шестерым обвиняемым в убийстве журналиста – бывшему начальнику разведки ВДВ полковнику Павлу Поповских, майору ВДВ Владимиру Морозову, двум его заместителям майорам Александру Сороке и Константину Мирзаянцу, заместителю руководителя охранного предприятия «Росс» Александру Капунцову и предпринимателю Константину Барковскому, остался в силе.
Роль организатора убийства следственные органы отвели Павлу Поповских. Генпрокуратура заявляла, что он взялся за это из «карьеристских побуждений», опасаясь осложнений в отношениях с тогдашним министром обороны Павлом Грачевым, который выражал крайнее неудовлетворение негативными публикациями в СМИ в адрес армии (в частности, материалами Холодова) и требовал прекратить их. Именно Поповских, по мнению прокуратуры, поручил своим подчиненным расправиться с журналистом. Как считают следователи, он украл в части взрывчатку, из которой Александр Сорока взял 200 г для изготовления взрывного устройства. Владимир Морозов вмонтировал устройство в пластиковый кейс. Константин Барковский положил дипломат в камеру хранения, а жетон от камеры хранения передал Константину Мирзаянцу. После этого Александр Капунцов попытался передать жетон Холодову, которому предполагаемые убийцы сообщили, что в кейсе находятся некие важные документы для его журналистского расследования. Но Холодов не взял номерок у незнакомого человека. Тогда Мирзаянц сам передал жетон от камеры хранения журналисту. Холодов забрал кейс, который взорвался, когда журналист попытался его открыть.
Первый процесс над десантниками стартовал 9 ноября 2000 года. Предполагаемые преступники к тому времени уже около двух лет провели в следственном изоляторе – одного за другим их арестовали в 1998 году. Процесс, в ходе которого ни один из подсудимых так и не признал своей вины, длился два года. Судебные заседания были закрытыми, так как Генпрокуратура наложила на все документы гриф «секретно». В рамках дела было проведено несколько взрывотехнических экспертиз. Первые две – комплексная и взрывотехническая – были проведены еще во время следствия, сразу после взрыва в 1994 году и в июне 1999 года. Во время суда состоялась еще одна экспертиза, которая опровергла результаты предыдущих. И в мае 2001 года судьи назначили четвертую, подтвердившую, что в кейсе, взорвавшемся на коленях у Холодова 17 октября 1994 года, была не армейская шашка, а взрывоопасная смесь, полный химический состав которой выяснить и не удалось. В конце 2001 года была назначена еще одна, пятая комплексная судебно-медицинская и взрывотехническая экспертиза. Она подтвердила предыдущую. Эксперты заявили, что мощность бомбы была эквивалентна не 200, как предполагалось ранее, а 25–50 г тротила. Из чего можно было сделать вывод, что журналиста хотели не убить, а напугать, но из-за неудачного расположения кейса Холодов погиб.
В уголовном деле было 104 тома, к нему прилагались 50 видео- и аудиокассет, а обвинительное заключение составило 800 страниц (допрошено было почти 2 тыс. свидетелей). Но доказать вину подсудимых так и не удалось.
26 июня 2002 года Московский окружной военный суд оправдал всех шестерых обвиняемых за недоказанностью их участия в совершении преступления. Однако сразу после того, как десантников освободили, Генпрокуратура внесла протест на решение судьи. 27 мая 2003 года военная коллегия Верховного суда отменила оправдательный приговор, и дело было отправлено на новое рассмотрение иным составом суда. Тогда Верховный суд мотивировал свое решение тем, что председательствующий на первом процессе Владимир Сердюков не принял во внимание все доказательства, собранные следствием.
Следующий процесс начался в конце 2003 года. Продлился он меньше, чем предыдущий, в июне 2004 года обвиняемые были вновь оправданы. Суд посчитал, что обвинение так и не смогло собрать всех нужных доказательств их вины. После этого Генпрокуратура и родители Холодова, участвующие в деле как потерпевшие, снова подали кассационную жалобу в Верховный суд. Но на этот раз военная коллегия им не вняла.
Теперь приговор бывшим обвиняемым окончательно вступил в силу, а это значит, что Генпрокуратуре придется заново начинать поиски преступников, убивших журналиста.
% Оправдав десантников, Московский окружной военный суд не только обвинил Генпрокуратуру в голословности, но и постановил, что как только решение вступит в законную силу, дело об убийстве журналиста вернется к следователям, которым предстоит установить наконец лиц, действительно причастных к взрыву в «Московском комсомольце». Правда, сделать это по прошествии более чем десяти лет после преступления следователям будет очень сложно. Судя по всему, дело Холодова так и останется нераскрытым, что в Генпрокуратуре хорошо понимают.
Впрочем, Генпрокуратура не исключает, что ранее найденные обвиняемые еще вернутся на скамью подсудимых.
% Пока Генпрокуратура будет заниматься новым расследованием (еще раз опротестовывать решение Верховного суда она не имеет права), родители Дмитрия Холодова намерены добиться отмены оправдательного приговора в Европейском суде по правам человека. Отец журналиста Юрий Холодов уже заявил, что не удивился, узнав о таком решении Верховного суда. «Но мы с женой считаем, что наши права на справедливое судебное разбирательство жестко нарушены, особенно вторым судом, – заявил Юрий Холодов в интервью радиостанции "Эхо Москвы". – Происшедшее в двух судах, два оправдательных приговора являются обвинительным приговором судебной системе России. Мы уверены в том, что они (бывшие обвиняемые. – "Газета.Ru") виноваты в убийстве нашего сына, и теперь никто не переубедит нас в этом. Это решение не в защиту подсудимых, а в защиту тех, кто их защищает. Мы попытаемся обратиться в Страсбургский суд, будем надеяться, что он прислушается к нашему мнению и нашей жалобе».
В том случае, если Европейский суд по правам человека решит, что права родителей Холодова действительно нарушены, это, как отметила первый заместитель начальника управления по расследованию особо важных дел Генпрокуратуры РФ Ирина Алешина, комментируя нынешнее решение Верховного суда, «станет основанием для возобновления процесса», передает «Интерфакс».
Впрочем, адвокаты бывших обвиняемых говорят, что такого произойти не может.
«Что касается Страсбурга, то, например, жалоба Павла Поповских на нарушение его гражданских прав и свобод еще в 2002 году признана Европейским судом приемлемой и стоит в очереди на рассмотрение. Правда, теперь оснований жаловаться у нас уже нет, потому что российское правосудие разобралось с этой проблемой, – заявила «Газете.Ru» адвокат Поповских Елена Томашевская. – Относительно же Холодовых: обратиться в Страсбург может любой гражданин, но в отношении тех лиц, которые были привлечены к ответственности, даже Страсбург ничего не может – потому что им уже вынесен оправдательный приговор, и они признаны невиновными. Причина обращения мне понятна: сегодня в интервью госпожа Алешина сообщила, что Генпрокуратура убедила родителей Холодова в виновности оправданных. Холодовы же – законопослушные граждане, не обладают юридическим образованием, поэтому высказыванию высокого чина Генпрокуратуры они, к сожалению, верят на слово. Но судьбу раскрытия дела об убийстве Дмитрия Холодова это никак не улучшает». По ее словам, вернуться в суд бывшие обвиняемые в том же качестве уже не могут: «у нас закон обратной силы не имеет, а Страсбургский суд такого решения не примет, потому что влияние Генпрокуратуры на него еще не распространяется». И, говорит Томашевская, если Генпрокуратура действительно хочет ожидать рассмотрения жалобы Холодовых в Страсбурге, то «тем самым они подчеркивают, что вообще не хотят расследовать это дело и искать реальных убийц».

Герман Прохоров

Распечатать статью





Rambler's Top100 Яндекс цитирования